xsurf.ru/
Магия любви, привороты, отвороты, заговоры, приметы, фен-шуй, значение имени, отношения, психология, гадания, таро, руны и многое другое.

Буржуазно или не буржуазно?

Буржуазно или не буржуазно?

Когда-то на заре Советской власти родилось такое слово-ярлычок, как буржуазный.

При этом в СССР буржуазией называли не городской средний класс, значительная часть которого работает по найму, как это делается за границей, а частных предпринимателей.

Поскольку марксизм в известной мере справедливо полагает предпринимателей эксплуататорами и классовым врагами пролетариата, диктатура которого официально была общественным строем страны до принятия конституции 1936 года, то слово буржуазный имело сугубо отрицательную коннотацию.

Вначале левое крыло богемы Серебряного века записывало в буржуазную культуру практически всю культуру, существовавшую до революции, за небольшим исключением в виде, скажем, Матери Горького на революционную тематику.

То есть, в буржуазное было записано даже заведомо барское, несмотря на то, что аристократы относились к мещанству и купечеству, то есть, к буржуазии, с изрядным презрением.

Но попытки создать какую-то особую пролетарскую культуру провалились с треском.

Аудиторией новаторов стала всё та же левая богема и часть студентов, а рабочие – те, кто был грамотным – предпочитали старого доброго переводного Ната Пинкертона либо Шерлока Холмса и отечественные фанфики на них (работницы – бульварные романы в стиле появившихся намного позже индийских, мексиканских и арабских фильмов).

Те же, для кого чтение по трудозатратам было эквивалентно разгрузке в одиночку целого эшелона угля, обходились песенным фольклором.

Но не тем, который вошёл в репертуар хора имени Пятницкого или дважды краснознамённого ансамбля им.

Александрова, а, скорее, репертуаром Лидии Руслановой и Аллы Баяновой плюс отравившейся Марусей, четырьмя татарами и одним армянином в компании с не желающей быть прачкой девицей пониженной социальной ответственности, Яблочком в версии Полиграфа Шарикова из фильма, а также матерными частушками.

Потом наступил термидор, и то, что ранее считалось искусством классового врага, вернулось с триумфом.

Вплоть до того, что в Большом театре возобновили показ оперы Глинки Жизнь за царя, стыдливо переименованной в Ивана Сусанина, но с полностью сохранённым сюжетом: никто не удосужился написать на ту же музыку кавер, скажем, про красного партизана, заведшего белополяков, желавших погубить будущего маршала Будённого, в болото во время польского похода РККА, да начальство и не требовало этого.

Тем не менее, слово буржуазный применительно к культурным артефактам, сохранилось.

Но теперь оно ещё в большей степени отдалилось от своей очевидной семантики.

По логике вещей буржуазные литература и искусство должны отражать классовые интересы буржуазии – в советском понимании термина, то есть, капиталистов.

Скажем, произведения Айн Рэнд вполне подходят под это определение.

Но в реале ярлык буржуазного лепили всему тому, что нравилось молодёжи и категорически не нравилось школьным завучам и бабкам со скамеек у подъездов (к чести последних, они этим термином не пользовались, а ругались простыми, хотя и нецензурными, русскими словами).

Использовался также термин идеологическая диверсия.

Ну, какое отношение к буржуазной идеологии имеет ширина брюк или длина волос?

Неужели кто-то всерьёз думал, что отрастив шевелюру, молодой человек тут же начнёт искать способ поэксплуатировать трудящихся?

Да, эпатажный вид так называемых стиляг был формой протеста, но они протестовали против навязываемых старпёрской эстетики и норм бытового поведения, а не против социалистического способа производства, то есть, никакой идеологической диверсии в их действиях не было.

Это, видимо, понимали и власти, поэтому не отправляли стиляг рубить лес в Мордовию, что было бы сделано, будь они на самом деле классовыми врагами, а натравливали на них гопоту и быдлоту под маркой так называемых бригадмильцев, иными словами, хунхузов хунвэйбинов-лайт.

Потому что сажать или расстреливать людей за фасон брюк или причёски было бы перебором даже для СССР, это всё же не Кампучия Пола Пота.

Буржуазность художников-нонконформистов заключалась лишь в том, что они не изображали доярок в позах древнеримских патрицианок в интерьере коровников из каррарского мрамора с колоннами коринфского ордера, а экспериментировали с формой и цветом, при этом не пропагандируя реставрацию капитализма.

Начальство, благодаря повальному стукачеству в творческих союзах, прекрасно знало, как относятся на самом деле к дояркам те, кто их воспевал за жирные гонорары, но не делало в их отношении никаких оргвыводов, предпочитая записывать в идеологические противники тех, кто не желал их лицемерно воспевать, не имея при этом ничего против них самих.

Сколько песен о преимуществе свободного предпринимательства перед социалистическими формами хозяйствования было в репертуаре Элвиса Пресли?

Правильный ответ: ни одной.

Этот вопрос его, скорее всего, совершенно не интересовал.

Тем не менее, сам факт его существования на белом свете считался идеологической диверсией и буржуазной пропагандой.

У Гиляровского в книге Москва и москвичи приводится забавный эпизод.

Молодой купчик попросил парикмахера: Ты меня уж так причеши таперича, чтобы без тятеньки выходило а-ля капуль, а при тятеньке по-русски.

Означенный тятенька был купцом, то есть, частным предпринимателем, его род занятий во Франции был вполне респектабельным, Россия в тот момент с французами не воевала, так что они не были ни простым врагом, ни классовым, но он при этом запрещал сыну выглядеть в соответствии с требованиями французской моды.

Нечто похожее происходило с наклеиванием ярлыка буржуазности: за этим скрывалась не забота о коммунистической идеологии, а либо квасной вариант патриотизма, либо простое желание застроить тех, кто был не как все.

А уж буржуазно ли это было в самом деле или нет – какая разница?

Главное было пометить объект травли кодовым ругательным словом из официальной идеологии.

Комментарии закрыты.