xsurf.ru/
Магия любви, привороты, отвороты, заговоры, приметы, фен-шуй, значение имени, отношения, психология, гадания, таро, руны и многое другое.

Мог ли СССР решить проблему дефицита джинсов?

Мог ли СССР решить проблему дефицита джинсов?

Технически – вполне.

Деним известен со средневековья и не защищён патентами.

И если его могли ткать на примитивных станках в XIV веке ткачи из французского города Ним, то едва ли с этим не справились бы советские ткачихи ХХ века на более совершенном оборудовании.

Проблема линючести, запрещённой советскими ГОСТами, но являвшейся изюминкой модных штанов, также решалась достаточно просто.

Если можно было отредактировать ГОСТы на колбасу, разрешив разбавлять в ней дефицитное мясо чем угодно, кроме, разве что, оружейного плутония, то добавить к стандарту на окраску тканей пару строк о том, что деним джинсовый не только можно, но и нужно красить линяющим вариантом синтетического индиго, не представляло особой проблемы.

Можно было бы даже наступить на горло квасному патриотизму и дать штанам название в американском стиле, учитывая запросы ушастых октябрят 12-25 годиков на иностранщину.

Как это делают современные российские фирмачи, давая своей продукции итальянские и немецкие названия.

Чтобы лейбл на филейной части был под фирму (с ударением на последний слог).

Выпускать что-нибудь в стиле Happy Ranger, Jack McCarthy’s, Wild West или что-то в том же духе, а не исконно-посконную Тверь, которая на самом деле хотя и была весьма симпатичным областным центром РСФСР под названием Калинин, но ковбойцев с индеями там не наблюдалось со времён раннего палеозоя, а Manifest Destiny местные жители путали с Манифестом Коммунистической партии.

Но если бы пошли на это, то это бы не прокатило.

По очень простой причине: Levi’s, Wrangler, Montana и Lee Cooper уже успели завоевать себе имя в целевой аудитории, и всё остальное, независимо от реального качества, смотрелось бы заведомым Абибасом на фоне подлинного Nike.

Можно было бы пойти иным путём, как говаривал тов.

Крупский в ту пору, когда он был ещё Ульяновым.

Изыскать валюту и закупить штаны упомянутых в предыдущем абзаце производителей в значительном количестве и начать продавать в государственных магазинах на всём пространстве от Куршской косы до о. Ратманова.

Закупить в таком количестве, чтобы прятать под прилавком и сбывать налево спекулянтам не имело бы смысла.

И назначить приемлемую цену в районе 45-50 руб. за штаны и 75-80 руб. за джинсовый костюм.

Да, поначалу мог бы возникнуть ажиотажный спрос, но он довольно быстро бы угас.

И вот по какой причине.

В одном из их соединённых штатов, в глубоких дебрях чуждых нам систем, о которых пел Высоцкий, и из которых пришла мода на джинсы, они были просто частью молодёжной униформы, которую было принято носить всем представителям некоторой возрастной группы.

В СССР из-за того, что они отсутствовали ранее в свободной продаже и стоили очень дорого у фарцовщиков, их цена была чуть ли не вдвое выше средней зарплаты по стране, они превратились в символ статуса.

А что это за символ статуса, который может позволить себе каждый всякий, включая сына дворничихи Ваську и ботаника Зяму со скрипочкой?

Помните, в миниатюре Жванецкого про дефицит в исполнении Райкина: Я купил, ты купил, он – мы его не любим – тоже купил.

Все ходим скучные, бледные, зеваем…?

У нас большая часть привлекательности джинсов заключалась в их малодоступности, что позволяло их счастливому обладателю ощущать себя первым парнем на деревне (если учесть, что в 70-80-е годы немалая доля жителей городов была горожанами в первом-втором поколении, это не только идиома).

Что бы сменило джинсы в качестве символа статуса, сказать не могу, этого не угадал бы никто.

Ну, разве что, не существующие в природе шанхайские барсы, ими затоварить торговлю по самое не могу трудно из-за того, что они не водились ни в Туле, ни в Твери, что в Твери — в самом Шанхае их от силы штуки три.

И попытка решить эту проблему вдогонку, например, вырастив шанхайских барсов на зверофермах путём генетической модификации кота Барсика завершилась бы ровно тем же результатом.

Правда, в отличие от конфуза с запоздалым освоением в стране ткани болонья, изделия из которой быстро стали неликвидом и приносили сплошной убыток, джинсы рано или поздно раскупили бы дачники как прочную и удобную рабочую одежду для посадки картошки на 6 сотках.

Видимо, памятуя фиаско с болоньей, руководство не стало принимать энергичные меры для преодоления дефицита джинсов.

Комментарии закрыты.