xsurf.ru/
Магия любви, привороты, отвороты, заговоры, приметы, фен-шуй, значение имени, отношения, психология, гадания, таро, руны и многое другое.

ПОЧЕМУ СОВЕТСКИЙ АГИТПРОП БИЛ МИМО ЦЕЛИ?

ПОЧЕМУ СОВЕТСКИЙ АГИТПРОП БИЛ МИМО ЦЕЛИ?

Мне трудно сказать, как он воспринимался до середины 70-х, я просто был мелко-ушастым до этой поры и мало что знал о политике.

Но с середины 70-х мне практически не попадались люди, которые бы воспринимали советскую пропаганду всерьёз.

Нет, те, кому было положено по должности, говорили идеологически выверенные вещи, но развал СССР показал, кто есть who на самом деле (или who есть кто, кому как больше нравится).

Директор школы, например, преподававший историю в полном соответствии с идеологическими установками КПСС, членом которой он был, достаточно быстро оказался в США, в ФРГ и иные страны Евросоюза перебрались классный руководитель и комсорг класса, а секретарь комитета ВЛКСМ школы, хотя и остался в пределах СНГ, переехав из АзССР в РСФСР (он был русским, так что это вполне естественный шаг, хотя русских в независимом Азербайджане не преследовали даже при пантюркисте Эльчибее, а тем более, при обоих Алиевых, бежали, скорее, от нищеты и разрухи первых постсоветских лет, заполированных проигрышем первой карабахской войны) и даже сделался там крайсляйтером обер-бюргермайстером одной провинциальной Gemeinde на юге страны, но баллотировался он не от КПРФ, чего бы следовало ожидать, учитывая его комсомольское и, позже, партийное прошлое, а от вполне антикоммунистической ЛДПР.

Коммунистические убеждения этих граждан испарились, как только это стало безопасным, а на определённом этапе – даже желательным.

Что-то похожее произошло с православной религиозностью солдат российской армии, как только попы лишились административного ресурса, причём это произошло задолго до декрета Ленина об отделении церкви от государства, ещё при князе Львове и Керенском.

Формально церковь от государства отделена ещё не была, но исчезла возможность принуждения и принятия мер против религиозно-индифферентных товарищей (воинствующими атеистами солдаты родом из деревни, скорее всего, всё же не были), и эффект не замедлил сказаться.

Доводилось читать мемуары какого-то белоэмигранта, который во время ПМВ был кем-то вроде фельдкурата Каца, но с российской стороны фронта (кроме того, от Каца он отличался тем, что был русским, а не евреем).

Он сетовал на то, что буквально через неделю после отречения Коляна Цусимского, посещаемость служб упала на порядок, нередко ему приходилось служить литургию перед 5-6 человеками, главным образом, немолодыми фельдфебелями-сверхсрочниками, у которых просто уже сформировалась привычка к посещению таких мероприятий.

Главной причиной нулевой эффективности пропагандистских усилий, конечно, было существенное расхождение сообщений СМИ с реальностью.

В газетах пишут про рекордные надои, а жителям Калинина, Владимира и Тулы приходилось ездить за сливочным маслом в Москву.

Куда девалось надоенное молоко, из которого делают масло?

Украсть всё количество было едва ли возможным, отсюда вывод, что или СМИ брешут, как сивый мерин, или же это молоко из-за дурной логистики профукали за компанию с полимерами, что не делает чести коммунистам, управляющим всем народным хозяйством.

Не сильно грели душу и сообщения о введённых в строй квадратных метрах жилья: что толку жителю какого-нибудь областного центра, стоящему уже 10-й год в очереди на квартиру, от того что в каком-нибудь Кислозвёздове-на-Индигирке понастроили жилья, как на Маланькину свадьбу, и половина его пустует.

Ехать туда решались немногие, несмотря на северные надбавки к зарплате и наличие квартир: просто реально оценивали свою способность к работе в условиях, в которых до революции и при Сталине трудились одни каторжники.

Запуски спутников и пилотируемых космических кораблей уже не вызывали того щенячьего энтузизизьма, как в 1961 году: во-первых, они превратились в рутину, во вторых, от них не было отдачи никому, кроме самих космонавтов, получавших на грудь Золотую звезду и сопутствующие ей льготы и привилегии, вплоть до права посещения городской бани без очереди.

Это, кстати, не шутка: своими глазами видел около банной кассы правила пользования заведением, в которых было сказано, что Герои Советского Союза и социалистического труда обслуживаются вне очереди.

Про членов Политбюро и генеральных секретарей ничего не говорилось, так что становится понятным, зачем Брежнев коллекционировал звёзды: дедушка старенький, и стоять в очереди на помывку ему было трудно, а большое их количество было нужно, чтобы обойти в очереди, скажем, Косыгина, Суслова и Устинова, у которых звёзд было только по 2 штуки.

А когда стали катать по орбите за советский счёт кубинцев, монголов и вьетнамцев, космическая программа и вовсе начала вызывать раздражение в низах.

Но был ещё один фактор, умножавший на нуль эффективность официальной пропаганды.

Это – зубодробительный язык, который использовался для её внедрения в массы.

Читать передовицы центральных газет со всеми этими эпохальными свершениями, чувством глубокого полового удовлетворения, семимильными шагами и прочим нагнетаемым трёхкопеечным пафосом было просто невозможно.

Вроде, журналисты и референты начальствующих персон были людьми грамотными и не слишком глупыми, но когда они брались за официоз, то сразу забывали нормальный литературный русский язык и начинали изъясняться на утомительном для читателя трескучем партийном волапюке.

В результате все силы и средства, затраченные на доведение до населения партийности и идейности, следовали за профуканными (в оригинале слово покрепче) полимерами в канализацию.

Комментарии закрыты.